Previous Entry Share Next Entry
Еще про патриотизм: линии раскола
nomadologue
С давних пор, да и сейчас, один из упрёков и даже обвинений, который выдвигают российские патриоты "либерал-реформаторам" или "либерастам", как их иногда называют - это то, что последние дескать развалили науку и наукоёмкие производства, да и вообще многие производства "с высокой степенью передела". Из-за них, дескать, технологическое отставание России от Запада стало прогрессирующим, и даже, как заключают многие - непреодолимым.

Отсюда у многих патриотов возникало и возникает искушение "примазаться к Западу" и навсегда покинуть лагерь патриотов. Раз "эта страна" безнадёжно проиграла цивилизационную гонку, то и нечего за неё держаться, и вообще "пора валить". Тем более это просто было тем, кто занимался наукой: ведь согласно научной идеологии со времён Декарта, наука космополитична, и с точки зрения самой науки нет разницы, где ты ей занимаешься, в Америке или в Россиюшке. Итак, научно-технический прогресс, принятый, как одна из высших и безусловно необходимых ценностей намечает одну из линий раскола, особенно существенную в среде советской и пост-советской "научно-технической интеллигенции", теперь уже во многом бывшей.

Но весь этот научный и технический прогресс и "высокие технологии", как фетиш, несут в себе печать безумия. Отчасти это безумие напоминает золотую лихорадку: плоды прогресса и "высокие технологии", позволяют отдельным персонам, корпорациям и странам обогащаться, подчас сказочно. Во всяком случае, согласно распространённому мифу, сопутствующему культу высоких технологий. Но эффект от создания "высоких технологий" редко бывает именно таковым для их создателей, да и вообще "человечеству" эти технологии приносят не только блага, но и многочисленные неприятные последствия. Например, труд людей, занятые в каком-либо традиционном производстве становится не нужен, люди становятся безработными и подчас умирают с голода, как те индийские ткачи. Властители при этом теряют власть, а бизнесмены - бизнес, например потому, что экономические потоки, обеспечивавшие эту власть и этот бизнес с появлением новых технологий уходят из под их контроля.

В общем, у процесса много врагов, особенно среди тех, кто так или иначе испытал на себе "шок будущего". Очень кстати мне попалась статья Е. Гильбо, в которой он демонстрирует, как этот шок проявляется на некотором "срезе российского общества": http://shel-gilbo.livejournal.com/9799.html .

Люди боятся того, что в некотором "дивном новом мире", который нас ждёт в недалёком будущем, их знания и умения окажутся невостребованными, а их интеллектуальные способности не позволят им найти себя в сфере развития и применения новых "высоких технологий". Более того, никакой персональной потребности они лично для себя не ощущают: напротив, многих тянет к традиционным формам хозяйствования: к своему домику из брёвен, к "экологически-чистым" продуктам с огорода, вечера у камина... Эти настроения и потребительские предпочтения очень легко трансформируются в антизападную риторику, если воспринимать Запад, как место создания всего современного хай-тека и колыбель "общества потребления", навязывающего вместо "здорового" традиционного уклада генно-модифицированную и пропитанную пестицидами и прочей химией, и жизнь в каменных джунглях мегаполисов, которые привязывают к себе экономически, так как только в них имеется необходимая для жизни инфраструктура, и только здесь им платят достаточную для выживания зарплату.

Так что к линии раскола "признание состоятельности - несостоятельности России по отношению к научно-техническому прогрессу", которая разделяет (а особенно сильно разделяла раньше) пост-советский социум на "патриотов" и "западников", можно добавить линию раскола "прогрессисты" и "традиционалисты", из которых последние автоматически оказываются патриотами. А лагерь патриотов оказывается расколот, таким образом, на "патриотов-прогрессистов", кто хочет, чтобы хай-тек вернулся в Россию и "патриотов-традиционалистов", которые подчас вообще тяготеют к антимодернистским настроениям.

Не скрою, что если раньше я колебался между "патриотическим прогрессизмом" и "космополитизмом" (то есть принятием, как факт того, что Запад необратимо победил в цивилизационной гонке), то сейчас я уже практически созрел для дауншифтинга, чуть ли не ухода в деревню, отказу от большинства продуктов научно технического прогресса. И только ряд обстоятельств семейного характера удерживают меня пока от впадание в дауншифтерство. И как вменяемый потенциальный дауншифтер, я прекрасно понимаю, что мне выгодна пресловутая "стабильность", и крайне нежелателен так называемый "БП". Поэтому, мой патриотизм отчасти весьма рационален: я хочу, чтобы в "этой стране" было всё хорошо, или, по крайней мере, не было хаоса, сравнимого с гражданской войной 1920-х или даже с 1990-ми. Ибо только она даст возможность жить спокойно.

Безусловно, на самом деле это упаднические настроения уставшего человека. Я еще не дошел, правда, до того, чтобы как некоторые в припадке патриотических чувств желать того, чтобы Америку забросали ядерными ракетами, подразумевая, что при этом удастся уничтожить Запад, а вместе с ним и чертовщину научно-технического прогресса. Но я уже, безусловно, желаю краха "западного глобального проекта" по Хазину: то есть через экономический кризис, с последующим "упрощением технологических цепочек" и "уменьшением глубины мирового разделения труда". Если последнее вдруг и в самом деле произойдёт, то российская промышленность имеет шансы стать более конкурентноспособной, чем сейчас. Люди в "этой стране" вновь получат возможность заниматься созидательным трудом, а не только потреблением высокотехнологичных гаджетов и прочей хрени, произведённой не у нас, которую нам принесла интеграция в пресловутое глобальное "общество потребления". Именно ожидание того, что такой сценарий возможен, поддерживает мой патриотизм.

  • 1
Если по Хазину перекрывать границы, то по сравнению с чем отечественная промышленность станет конкурентоспособной?

Хазин призывает перекрывать границы? Не слышал у него такого.

Главная проблема отечественных товаропроизводителей по Хазину - это дороговизна кредита (плюс невозможность его получить по причинам политического характера: наши банкиры свми берут деньги за бугром, и на определённых условиях. Так что поддерживать наших производителей - конкурентов западным им никто не позволит. Вот давать деньги населению, чтобы оно покупали произведенные буржуями товары - пожалуйста).

  • 1
?

Log in